Оцените мой сайт


Всего ответов: 34

Рейтинг@Mail.ru

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Путешествия по новым местам » Нидерланды

Три замка в Рандстаде.
     Утрехт на двенадцать веков старше Амстердама. Римляне обосновались здесь  в 47 году н.э.  С 695 года епископ  Виллиброрд  начал осуществлять отсюда свою миссионерскую деятельность по распространению христианства.  К концу IX века к Утрехту переходит большая часть функций и полномочий Дорестада(к тому времени разоренного набегами и проблемами с водными артериями), являвшегося наиболее значимым торговым поселением центральной и северной Голландии раннего Средневековья. Вотчина церковной власти – Утрехт в значительной степени контролировал и власть светскую в этом регионе вплоть до начала XVI века. Пришедшие на смену могущества епископата Реформация и Торговая революция не привели к упадку города и окрестностей, поскольку земли вдоль течения реки Вехт превратились в престижное место строительства поместий купцов и землевладельцев из бурно разраставшегося Амстердама.  Позднее регион Утрехта становится центром концентрации промышленности, учреждений образования и культуры, не отставая в развитии от расположенной рядом фактической столицы страны. Таким образом, насыщенная живая история этих земель дает основания полагать, что короткий рассказ о посещении трех замков на пути от Утрехта к Амстердаму вдоль  Вехта может обозначить некоторые характерные особенности «замкостроения» в Нидерландах.
 
 
 Замок Де Хар(De Haar) в Haarzuilens, что рядом с Утрехтом(Utrecht), говоря сегодняшним языком, отчасти «новодел». Это обусловлено тем фактом, что его нынешний «готический» облик  возник не в средние века, а в 1892 году.  Это обстоятельство нисколько не умаляет его достоинств, поскольку здесь самым удачным образом объединились вкус и талант архитектора (Пьер Кеперс) с огромными финансовыми возможностями владельцев.

 

     История замка начинается с XIII века, когда на берегу одной из стариц Рейна (во времена образования Утрехта река протекала совсем не там, где сейчас) была построена укрепленная башня. С середины XV века владельцами стала семья Ван Зуйлен(Van Zuylen). Замок пережил несколько полных разрушений (в конце XV и середине XVII веков) и возрождений. Наиболее значительные восстановительные работы (до эпохи Ротшильдов естественно) были завершены в 1672 году, хотя через два года сильнейший ураган снова причинил ущерб. В XVII-XIX веках замок принадлежал семейству van Zuylen van  Nijeveltпр, причем большую часть последнего столетия в нем никто не жил и состояние поместья стало характеризоваться словами дряхлость и романтическое запустение.
    В  1890 году барон Этьен ван Зуйлен(Etienne van Zuylen van Nyevelt van de Haar (1860-1934)
будучи к этому времени  уже  женатым на баронессе Эллен де Ротшильд(Helene de Rotshild (1863-1947)), наследнице из французской ветви  семьи Ротшильдов,  унаследовал  развалины крепости своего отца  и приступил к восстановлению родового замка, но уже на принципиально ином уровне. Архитектор Пьер Кеперс (Pierre Cuypers) получил заказ на грандиозный замок в неоготическом стиле с благоустройством (освещением, отоплением, оборудованием кухни и технических служб), максимально возможным для конца XIX века.
           

   Владельцы установили традицию находится в замке ежегодно только один месяц – сентябрь, что продолжается и сейчас наследниками барона и баронессы, хотя замок и не принадлежит больше семье Зуйлен, а находится  в введении Фонда Замка Де Хаар, а прежние владельцы сохранили за собой только комплекс зданий Chatelet. 
 
       

     Внутреннее убранство характеризуется разнообразием вкусов владельцев и возможностью покупать самое лучшее. Поэтому представлены и персидские ковры, и средневековые гобелены, и огромные фрагменты интерьера католического храма, и редкая французская мебель времен Людовика XIV,  китайский и японский фарфор,  работы мастеров по камню из Италии, картины, коллекционное оружие и прочее. Богатейшая коллекция произведений искусства с 2012 года также принадлежит Фонду. Фотографировать внутри замка нельзя.
 
              
 
      Окружающие замок парк и сады были созданы Хендриком Копьеном(Hendrik Copijn)  в тесном сотрудничестве с Пьером Кеперсом. Поскольку и здесь барону хотелось все сразу и в самом лучшем виде, высаживали взрослые(возраста 30-50 лет), большие деревья и числом их было примерно 5 тысяч.  Парк заложен в английском ландшафтном стиле,  с прудами, зарослями деревьев, романтическими аллеями, мостами и ощущением перспективы. Создатели садов и розария черпали  вдохновение в образцах  Версаля.
    Во время Второй мировой войны сбережением садов и парка пренебрегли, используя землю для выращивания овощей,  а древесину, в качестве топлива. После войны, все  было восстановлено.
         


 
     В начале XXI века, началась новая реконструкция  с частичным возвращением к оригинальному дизайну Компьена, одновременно приспосабливаясь к менее трудоемким процедурам ухода и потребностям, связанным с  проведением многочисленных мероприятий.
     Пройдя комплекс зданий, предназначенных для инфраструктуры туризма, выходишь к просторному розарию и самшитовому партеру во французском стиле.

 
        

     Правее, через небольшую парковую зону, можно попасть к римскому саду, от которого через мост проход к часовне.
 
       

      Изящный мост c воротами и башнями открывает перспективу Большого канала.
 
  
 
      Парадный двор это малая, очерченная рвом, заглавная часть парка.
 

     Характерная особенность многих замков  в Нидерландах - отдельно расположенные ворота, являющиеся самостоятельным архитектурным творением, задающим стиль всей внутренней территории замка.
 

     Фонд Замка Де Хаар приветствует продолжительные экскурсии по территории парка и формирует его структуру для приятного семейного времяпрепровождения. Этому служат просторные вольеры с косулями и оленями, растительные лабиринты, просторные лужайки и водоемы естественных природных очертаний с живописными зонами для пикников. Обстановка роскоши и исключительности, присутствующая в самом замке, смягчается открытостью и гостеприимством садов и парка.
 
    Замок Зуйлен(Slot Zuylen) впервые возник около 1250 года и основателем его был Стивен ван Зуйлен(ничего общего с семьей из Замка Де Хаар не имевший). Он соорудил на реке Вехт(Vecht) квадратную башню со стенами почти трех метровой толщины. В начале XV века в сражениях все порушили и сто лет были одни руины. В 1525 году герцог Вильгельм Рененберг построил новый замок, купленный затем в начале XVII века Адамом из Локхорста(Lockhorst) в качестве летней резиденции. Наследования и браки сделали собственниками семью ван Туиль ван Сероос(Van Tuyll van Serooskerken), что и сохранялось вплоть до 1951 года. В 1752 году случился капитальный ремонт замка и его облик стал соответствовать модному французскому стилю.

 
        

Однако, как и при всех других перестройках,  неизменно основанием здания оставались остатки средневековой жилой башни. С тех пор серьезных архитектурных изменений замок не претерпел.
     В 1951 году владельцы замка решили, что сохранять его как место проживания им не по средствам и вот уже более 50 лет он функционирует как музей, открытый для публики. Это позволяет обеспечивать техническое обслуживание строений, ухаживать за парком и садом и поддерживать состояние и целостность художественных коллекций (роспись, картины, книги, посуда, мебель и отдельно хранящиеся архивы и запасники).
    Входные ворота шестнадцатого века ведут к сохранившимся фрагментам регулярного сада в стиле  XVIII века и фруктовому саду.

 

Здесь всегда трудолюбиво занимались качеством земли, используя природные слои торфа и ила, источником которого была река. Вторым направлением усилий здешних землеустроителей была оптимальная структура каналов, окружающих и пересекающих территорию поместья.
    Извилистая 120-тим стена, идущая вдоль сада, впервые появилась в 1742 году. Сложная, непривычная форма ограды, не является архитектурным жестом, а имеет практическое значение, обеспечивая в условиях прохладной ветреной погоды особый микроклимат, позволявший выращивать такие теплолюбивые культуры, как персики и виноград.

 

Сегодня здесь специальная коллекция косточковых: различные виды персиков, абрикосов, нектаринов, вишни, черешни и инжира. Подобные садово-архитектурные приемы раньше применялись широко, но сейчас их в Нидерландах встретишь не часто (можно увидеть например, в садах Апельтерна).
      В 1979 году был устроен розарий. Представлены розы английской селекции с крупными ароматными цветами, в том числе линии Винчестерский Собор.
    Парк замка был спроектирован и создан в 1841 веке  Яном Давидом Зохером (J.D.Zocher) в английском стиле и занимает южную и западную части территории. Этот проект характеризуется особой приверженностью к романтизму.

 
        

Группы деревьев и кустарников часто перекрывают ближайшую перспективу для людей, гуляющих по извилистым дорожкам, создавая атмосферу загадочности и  естественного стремления узнать, что скрывается впереди.
    Поместье Зуйлен резко контрастирует с масштабами Де Хар и привлекательно именно своей сдержанностью. При этом нельзя не отметить много сходного в их истории, отражающей события и эпохи развития Голландии.

 
                  
    Замок Мейдерслот(Muiderslot) в Мейдене(Muiden) тоже на берегу реки  Вехт, но в ее нижнем течении, рядом с бывшим Zuiderzee. Он перешагнул в своей истории семисотлетний рубеж, а построен был графом Флорисом V, тем самым, который в 1275 году даровал Амстердаму право считаться городом и разрешил его жителям беспошлинно плавать по принадлежавшим графу водным путям. Флорис(Floris), сын William II, был завоевателем и объединителем земель,  инициатором первого издания истории Голландии на родном, а не латинском языке, строителем дорог и дамб, оборонительных замков (их он построил пять) и дворца Биннехоф (спроектированного по образцу Вестминстер Холл в Лондоне) в Гааге, где теперь располагается правительство Нидерландов. Но попытки интеграции общества, ломки социальных стереотипов и устоявшихся приоритетов влияния сплотили и врагов, что закончилось пленением на соколиной охоте, заточением в башне собственного замка и жестоким убийством. Епископ Утрехта, бывший активнейшим противником Флориса, захватил и разрушил его замок.
    Мёйдерслот является одним из старейших в  Голландии. Это настоящий средневековый замок со рвом,  башнями, подъемным мостом и всеми атрибутами крепости. Строили его десять лет (с 1285года), что очень немного, учитывая использовавшиеся тогда ручные инструменты.  Начали с сооружения каменного фундамента размером 32х35 метров. Конструкция была проста: четыре угловые круглые башни и четыре стены между ними, внутри палаточный лагерь, где жили солдаты. Рядом, там, где теперь сады, сооружались хозяйственные постройки и жилье для работников. Вся эта территория вместе с замком была окружена еще одним рвом.
   После епископского нашествия замок 80 лет лежал в руинах, пока в 1370 году герцог Альбрехт, граф Голландии, не приступил к возведению замка в его нынешнем виде. В последующие века внутри добавились жилые здания, объединенные с наружной стеной,  подросли в высоту башни, а в 1450 году соломенные крыши были заменены черепицей.
        

 Широко использовалось дерево. Точно выполненные сложные элементы стропильных и распорочных конструкций  обеспечивали прочность и жесткость высоких башен и крыш. Изогнутые балки получали тепловым воздействием на дубовые заготовки или терпеливым выращиванием постоянно искусственно направляемых стволов деревьев.
 

Должно быть, странно выглядел такой лес из кривых деревьев. В стенах замка делали специальные сквозные отверстия под размер дубовых балок, чтобы их можно было выдвигать за пределы наружных стен и устраивать на них временные настилы для нужд обороны или быта. Крепость была разделена на несколько, не сообщающихся друг с другом секторов, поэтому падение в битве одного из них не означало общего поражения. Даже лестницы в башнях должны были затруднять нападение. Например, в Южной башне 83 ступеньки лестницы совершенно разных размеров и заворачиваются они направо, что делает подъем с мечом в правой руке в условиях боя  сложным делом.
      С 1477года замок становится центром управления и защиты окрестностей Амстердама, а город обеспечивает его оснащение и содержание. К этому времени, в связи с появлением каменных ядер, разрушавших любые стены, оборона территории силами одной только крепости становится невозможной. К тому же, средневековый замок не слишком комфортное место для проживания знатных особ: холодно, темно, сквозняки и сырость, особенно зимой. Зато в замке у ворот всегда жил вестник (heraut), человек который знал все о гербах и флагах, фиксировал всю информацию о фамильных или профессиональных знаках отличия и мог визуально по платью, гербу или перьям на шляпах распознать, кто приближается к крепости друг или враг и организовать соответствующую встречу. Геральдическими цветами Флориса были желтый и красный.
    Насколько было тяжело попасть в замок, будучи его врагом, настолько же сложен был выход из него для его пленников.

 

 Побег из замка-тюрьмы был невозможен, в чем в свое время убедился и его создатель, понадеявшийся, что все проблемы можно будет решить выкупом и не предусмотревший тайных ходов наружу. Настоящий был воин - не интриган. Помимо подземелий, где отбывали наказание в кандалах, для отправления правосудия использовался Рыцарский зал. Здесь не применяли пытки, поскольку рассматривались провинности малой тяжести, и обычно дело кончалось штрафом в виде поставки камней для ремонта замка или деньгами. В последнем случае использовался стол, покрытый известняковой плитой, на которой хорошо слышна разница звона настоящих серебряных и поддельных никелевых монет.
     В 1609 году Питер Корнельзун Хофт(Pieter Corneliszoon Hooft), которого часто называют голландским Шекспиром, бывший сыном сын  бургомистра Амстердама, был назначен шерифом Мюйдена, а также судебным  приставом в Gooiland и поселился в замке.  Он жил здесь в течение 38 лет и за столом в рабочей комнате в Восточной башне, откуда открывался великолепный вид на бывший  Zuiderzee и вновь посаженные сады , писал свои знаменитые стихи, сонеты, книги по истории, письма и пьесы.

 
       

 В Рыцарском зале, как и во всем замке, суровая атмосфера крепости-тюрьмы сменилась вольным духом творчества, искусства и новых идей. Здесь собирались писатели, ученые, политики, и художники  и их активность позднее стала рассматриваться как  движение, получившее известность в голландской истории культуры как «Мейдерский кружок» (Muiderkring).  XVII - «Золотой век» Голландии, благоприятствовал не только искусствам. Хватало средств и на ремонт и благоустройство замка. Крепость обновилась и стала значительно комфортнее. Амбразуры были заменены окнами, во дворе появились крытые пристройки – в целом, Хофту хотелось создать в своей летней резиденции   удобства, сходные с теми, что были в его домах в Амстердаме. Особым убранством отличались комнаты для почетных гостей, таких как Принц Мауритц(Maurits). Поэтому здесь самые большие зеркала в окантовке черного дерева (в XVII веке изготовить большие зеркала было трудно и очень дорого), медная люстра со свечами и серебряная посуда. Средневековые сундуки для одежды были заменены шкафами, а лавки – мягкими стульями из Испании, украшенными фамильными гербами. На кухне, один из друзей Хофта Константин Гюйгенс (отец всемирно известного физика, математика, механика, астронома и изобретателя Христиана Гюйгенса) придумал специальный механизированный «гриль», подававший сигнал в момент готовности мяса.
    Питер Хофт увлекался растениями и  создал  в 1620 году великолепные сады вокруг замка: ландшафтный  с вязами и тополями и фруктовый со сливами, персиками, клубникой и орехами.

 
           

Привязанность к саду была столь сильной, что даже  своей литературной деятельностью хозяин предпочитал летом заниматься в саду, для чего было построен небольшой домик. Кальвинизм не предполагал роскоши, поэтому сады были оформлены просто, сочетая декоративность и рациональность. Выращивались также все необходимые для кухни овощи и травы. Огород имел четыре раздела: для капусты, для зелени, для корнеплодов  и смешанный. Было принято добавлять вкус и аромат пище, например, используя розмарина для вина, кервель для супа из угря, петрушку и лавровый лист для мясного рагу. А еще было приятно бросить несколько душистых веточек в камин и сделать атмосферу вокруг еще уютнее.
   Полезные лекарственные свойства многих трав, таких как календула и soapwort помогали в приготовлении дезинфицирующих средств. Сушка и последующее дробление корня марены (madder)  позволяли производить прекрасный красный краситель для шерсти и пряжи.
    Высокие деревья парка одновременно защищали от ветра и рано или поздно становились дровами. 
    Клумбы в садах служили  источниками цветов для  украшения помещений замка букетами и гирляндами, чем особенно любила заниматься одна из друзей Хофта, поэтесса и талантливый цветочный аранжировщик  Мария Tессельшад (Tesselschade). Эта традиция поддерживается энтузиастами и сейчас.
     Характерной чертой  стиля зданий, садов и пейзажей в то время был голландский классицизм. Ему присуще сочетание мира и покоя, как главного богатства жизни. Активным адептом этого мировозрения был все тот же Константин Гюйгенс.

 

Фрагмент картины Яна Абрахамса Берштратена с зимним пейзажем у замка. (1658 г.)
 
    Счастливая пора в замке после Хофта продолжалась еще полтора столетия. Но в 1787 году замок был разграблен и разрушен мятежниками из Амстердама, а через восемь лет Луи Бонапарт превратил его в оружейный склад. После изгнания Наполеона замок оставался в запустении, башни рушились, стены зарастали и в итоге в 1825 году его выставили на продажу под снос для пополнения казны. Это вызвало протесты многих деятелей литературы и искусства, которым удалось убедить короля Вильгельма I сохранить замок как памятник старины и величия. Замок не разрушили, но и не восстановили. Возрождение началось лишь в 1878 году, когда Государственная служба недвижимости передала замок  Департаменту искусств и наук Министерства иностранных дел. Замок стал официально национальным музеем, один из первых в Нидерландах. Начались восстановительные работы, которые завершились к 1900 году, вернув замку его средневековый образ. Архитекторы J.H.W. Берден и П. Cuypers (реконструировавший Де Хар) добавили новые высокие зубцы и шпили, а также заменили деревянный мост каменным арочным.

             

 Эти работы коснулись внешнего облика замка, но внутри он оставался пустым, пока не стала создаваться заново коллекция мебели и картин. Сформировался Коммитет по восстановлению интерьера замка и было решено, что замок будет возрожден как памятник  Мейдерскому кружку и Питеру Хофту, бывшему его ключевой фигурой. Таким образом, реставрация внутри замка происходила по образцам XVII века, а снаружи в стиле средневековья.  Убранство музея формировалось в основном за счет передачи рядом частных лиц для временной экспозиции принадлежавших им  предметов обстановки соответствующего периода. Однако риски, возникшие в связи с началом Первой мировой войны и наводнением 1916 года, побудили меценатов вернуть свое имущество. Интерьер снова оскудел. Вторая мировая война принесла опасность бомбежек и пожаров, но обошлось. После 1947 года замок снова открылся в качестве музея и его коллекции опять стали пополняться.

 
             


 
Восстановили сады и огороды, в которых трудятся в основном волонтеры. В сливовом саду в 2007 году насчитывалось уже 18  их видов. В 2008 году замок  Мёйдерслот, в составе водной линии обороны Амстердама, стал объектом Фонда Всемирного наследия ЮНЕСКО.
   Существует средневековая легенда, будто однажды рыбакам из Мюйдена попалась в сети русалка, которую они решили не отпускать. Русалка конечно ускользнула, но зло запомнила и наложила проклятие на Мюйден, чтобы оставался он всегда маленьким городком. Вроде  так и случилось: соседний Амстердам разросся и разбогател, а Мюйден изменился мало. При этом сегодня, в окружающем замок водоеме живет здоровенная рыбина. Видно ее иногда, если повезет, только с высоты крепостной стены. Нам повезло. По виду – щука, метра полтора длиной, исполненная в своих движениях царственного достоинства. К сожалению, как всегда не вовремя, разрядилась батарея фотоаппарата и фото придется сделать в следующий раз. Может к этому времени рыбаки из Мюйдена ее изловят и отпустят в реку Вехт,  тогда она, если вдруг знает ту русалку (что возможно в силу явно преклонного возраста обеих), может замолвить слово и все пойдет в местной округе как в «Золотом» XVII веке.
     На территории, охватываемой «подковой» Рандстада, есть еще много замков и дворцов достойных внимания. Среди них:
-дворец Сусдейк(Soestdijk) поблизости от Барна(Baarn) , возведенный в 1674 году для Вильгелма III, достроенный в 1816 году и получивший  замечательный парк, благодаря усилиям ландшафтного мастера Йохана Давида  Зохера старшего(архитектор сделал проект  в 1808 году и умер в 1817ом во время работ),
-дворец Oude Paviljoen Welgelegen в Харлеме(Haarlem), построенный в  XVIII веке амстердамским банкиром, рядом с которым находится городской парк, также переустроенный Йоханом Давидом Зохером старшим совместно с сыном – Яном Давидом Зохером младшим (о других работах этой династии садовников см. статью "Койкенхоф. Голландия"
,
-замок Кастел Лунерслот(Kasteel Loenersloot) в Лунене(Loenen), датируемый 1259 годом,  многократно перестраивавшийся, но сохранивший круглую сторожевую башню  XIII века и другие.
    Архитектурная школа Нидерландов богата традициями и именами, как и история садоводства, развивавшегося параллельно и также с ясной ориентацией на практичность. Пышная  красота здесь не в почете и выражена слабее, чем рациональное начало. Но огромное уважение вызывает упорство, с которым преодолеваются сложности созидания на НИЗКИХ землях в постоянном ощущении соседства Северного моря.
Категория: Нидерланды | Добавил: VEIK (22.05.2015)
Просмотров: 816 | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2018